Внимание! Содержащаяся на сайте информация может касаться финансовых услуг или финансовой деятельности форекс-дилеров, не имеющих лицензию ЦБ и членства в СРО, в соответствии с Федеральным законом от 13.03.2006 г. №38-ФЗ «О рекламе». Переходя на сайт, Вы подтверждаете, что не находитесь на территории Российской Федерации. Перейти на forex-ratings.ru

Нефть по цене 110 долларов за баррель - это много или мало, или почему американцы так боятся роста цен на бензин

Экономика США, наконец, начала создавать рабочие места в более или менее умеренном темпе. Инфляция по-прежнему низка. Корпоративные прибыли вполне приличны, а исследования условий для бизнеса предполагают, что восстановление экономики стало "устойчивым", как отметил недавно Федрезерв. Итак, счастливые дни вернулись? Вряд ли. В прошлом месяце потребительское доверие упало, а ученые мужи заговорили о вероятности рецессии с двойным дном. Отчасти это можно приписать общей атмосферы геополитической напряженности - угроза ядерной катастрофы в Японии, сохраняющиеся проблемы в Европе, политическая нестабильности на Ближнем Востоке. Однако с экономической точки зрения источник беспокойства намного более конкретным: высокие цены на бензин.

Стоимость нефти выросла на 30 долларов за баррель с февраля и более чем на 40% с прошлого лета, и рынки опасаются того, что дорогая нефть может вызвать стагфляцию, как это было во время нефтяных кризисов в 1973 и 1979 годах, или даже вернуть экономику в рецессию.
Высокие цены на нефть в основном оказывают отрицательное влияние на американскую экономику - доходы от них преимущественно получают иностранные производители, а денег на товары и услуги США остается меньше. Однако если посмотреть на цифры, ужас, который они вызывают, являет собой загадку. Расходы на бензин составляют относительно небольшую долю от бюджета домохозяйств.

Цены сейчас примерно на 85 центов за галлон выше, чем 12 месяцев назад, годовой прирост составляет несколько сотен долларов. Это конечно не пустяк, особенно для американцев с низкими доходами, но и не катастрофа. Фактически это меньше, чем рост доходов большинства американцев, который должен иметь место в этом году благодаря новому сокращению налога на зарплату.

И все же мало что так влияет на настроения общественности, как цены на бензин, мало что может так заставлять людей чувствовать себя беднее. Падение потребительского доверия в прошлом месяце было целиком приписано повышению цен на бензин. Это перекликается с исследованием 2007 года экономистов Пола Эдельштейна и Лутца Килиана, показавшим, что рост цен на нефть часто отрицательно влиял на настроения общественности в прошлом. А представители Brookings Institution Кэрол Грэхем и Сумия Чаттопадия заявили, что рост цен на бензин может оказать существенное влияние на уровень счастья американцев. Отчасти это связано с тем, что у большинства людей нет другого выбора, кроме как наполнять свои бензобаки.

Цены на бензин также являются самыми видимыми ценами в буквальном смысле слова: вы нигде не сможете проехать без того, чтобы не увидеть вывески с ценами на бензин. Дэн Ариэли, бихевиористический экономист в университете Duke, даже утверждал, что то, как мы покупаем бензин - стоим на заправочной станции и смотрим, как утекают наши доллары - по определению приводит нас в уныние.

В результате всего этого, гласит исследование Эдельштейна и Килиана, влияние резкого роста цен на нефть в прошлом было сильнее, чем можно было ожидать, судя по цифрам. По оценкам Джеймса Гамильтона, экономиста U.C., повышение цен на нефть на 20 долларов за баррель должно приводить к сокращению роста ВВП всего на полпроцента. Однако с учетом усиливающего эффекта, который мы наблюдали во время предыдущих периодов роста цен, это снижение может быть намного сильнее.
И все же время паниковать еще не пришло.

Данный рост цен, хоть и весьма неприятный, является не таким существенным и, вероятно, не таким долгосрочным, как раньше. Что еще более важно, американской экономике в данный момент будет легче с ним справиться. Нефтяной шок 2008 года заставил американцев покупать меньше S.U.V. (крупногабаритных автомобилей) и грузовиков и больше автомобилей с низким расходом топлива, а программа утилизации автомобилей вытеснила с дорог еще больше "прожорливых" машин.

Последовавшее за этим разукрупнение американских автомобильных компаний сделало их менее зависящими от сокращения спроса, чем ранее. Раньше падение продаж крупногабаритных автомобилей и грузовиков заставило автопроизводителей США уволить десятки тысяч работников, что сказалось на экономике в целом. Сейчас G.M. и Ford уже имеют меньше работников и производят меньше крупных автомобилей, так что любое сокращение спроса будет не таким уж разрушительным.

Более того, не всегда рост цен на бензин существенно сказывался на экономике. Например, между 2002 и 2006 годами цены на нефть выросли на 150%, однако экономика также продолжала довольно быстро расти. Не все повышения цен на нефть оказывают одинаковое влияние, как показывают многие исследования. Часто потребители приобретают иммунитет к этому росту и затягивают пояса только в случае, если цены достигают многолетних максимумов. Поскольку мы еще слишком хорошо помним, как платили более 4 долларов за галлон в 2008 году, недавнее повышение может показаться нам не таким катастрофическим. Гамильтон считает, что только если цены на нефть достигнут уровня 130 долларов за баррель (на прошлой неделе они были на 110), мы испытаем такой же шок, как во время предыдущих повышений.

Это вовсе не означает, что нам совсем не о чем волноваться. Если геополитические проблемы Ближнего Востока коснутся, скажем, Саудовскую Аравию, мы очень быстро узнаем, что такое настоящий нефтяной шок. Однако в данный момент опасность скорее является психологической, чем экономической: беспокойство по поводу цен на бензин усиливает повсеместное чувство неопределенности и нестабильности, что вызывает осторожность, а это, в свою очередь, приводит к сокращению расходов и т. д.

Опасность самореализующегося пессимизма велика и на государственном уровне. Если Федрезерв чрезмерно отреагирует на ралли цен на нефть и начнет масштабную борьбу с инфляцией, то есть повышение ставок, как это довольно неуместно сделал ЕЦБ на прошлой неделе, взявшая разгон американская экономика может "затормозить". До сих пор напряженность на Ближнем Востоке еще не вызвала настоящего нефтяного шока. И если мы это осознаем, то, вполне возможно, нам удастся его избежать.

Ссылка на источник  
Что будет, если Греция все же уйдет?

Все больше и больше аналитиков прогнозируют, что Греция покинет еврозону, поскольку лидеры ЕС требуют от страны все более строгой экономии, и антиевропейские настроения здесь усиливаются...

Как восстановить баланс между "севером" и "югом"?

Очагом европейского кризиса являются долговые проблемы южной периферии региона, где доходность по суверенным облигациям время от времени подскакивает к 6-7% (Италия и Испания). По причине того, что банки еврозоны являются держателями значительной доли активов проблемных стран, возникла угроза трансформации кризиса суверенного долга в банковский кризис...

Как восстановить баланс между "севером" и "югом"?

Очагом европейского кризиса являются долговые проблемы южной периферии региона, где доходность по суверенным облигациям время от времени подскакивает к 6-7% (Италия и Испания). По причине того, что банки еврозоны являются держателями значительной доли активов проблемных стран, возникла угроза трансформации кризиса суверенного долга в банковский кризис...


ТелеТрейд рейтинг
NPBFX рейтинг
Alpari Limited рейтинг
Global FX рейтинг
ТурбоФорекс рейтинг
Гранд Капитал рейтинг

Empire Option рейтинг
TropicalTrade рейтинг
IQ Option рейтинг
NordFX рейтинг
Anyoption рейтинг
Banc De Binary рейтинг