Внимание! Содержащаяся на сайте информация может касаться финансовых услуг или финансовой деятельности форекс-дилеров, не имеющих лицензию ЦБ и членства в СРО, в соответствии с Федеральным законом от 13.03.2006 г. №38-ФЗ «О рекламе». Переходя на сайт, Вы подтверждаете, что не находитесь на территории Российской Федерации. Перейти на forex-ratings.ru

Валите всё на Берлин!

Какой нынче век на дворе? Мы задались этим вопросом, наблюдая, как политическая элита снова поднимает сейчас анти-немецкую кампанию, обвиняя Германию в том, что та разрушает если не всю мировую экономику, то уж точно - всю остальную Европу. Не хватает только аналогий с кайзеровским режимом или герром Шикльгрубером, но мы надеемся, что немцы не поведутся на эту попытку всем миром вызвать у них чувство вины.

Общепризнанным грехом Германии является ее нежелание выписать карт-бланш для спасения евро - для чего от нее требуется либо принять на себя гарантии нового фискального союза Е-17, либо дать ЕЦБ добро на многотриллионные покупки суверенного долга. Этого в унисон требуют сами страны-должники и политическая элита в Брюсселе; из Белого дома им подпевает Обама, обеспокоенный грядущей предвыборной президентской кампанией; в хор вплетаются голоса либеральных ученых мужей, встревоженных угрозой, нависшей над их экономической моделью государства всеобщего благосостояния. Подобно богачам в Америке, обязанным платить "справедливую долю", от немцев ждут, что те раскошелятся на спасение единой Европы.

Однако правда заключается в том, что немцы - наряду с финнами и голландцами - представляют собой редкую формацию европейцев, осознающих, что для спасения евро требуется нечто большее, чем просто незаполненный чек на предъявителя. Необходимо принятие на себя новых политических обязательств, ориентированных на следование курсу более эффективной экономической политики. Канцлер Ангела Меркель и ее кабинет министров проводят такую же евроцентристскую политику, как и французы, однако при этом они отдают себе отчет в том, что одними только деньгами нельзя решить более глубокие, фундаментальные проблемы Европы в вопросах долга и экономического роста.

Безусловно, немцы оказались в выигрыше от введения в обращение евро, и это - одна из причин, по которой они хотят сохранить единую валюту. Экспорт из Германии, зачастую - в другие европейские страны, процветал благодаря стабильной валюте и зоне свободной торговли. Однако одной из причин относительного экономического процветания Германии стал тот факт, что она, в числе очень немногих европейских государств, использовала первые годы существования евро для того, чтобы реформировать национальный рынок труда и усовершенствовать налогово-бюджетную политику. В то время как греки и итальянцы пользовались приближенными к немецким уровням ставками кредитования для того, чтобы жить не по средствам - их северные соседи в Германии повышали уровень своей конкурентоспособности.

Европа продолжала убеждать себя в том, что никаких проблем у нее нет, до тех пор, пока кризис не добрался до Италии. Политики заявляли, что рынки ведут себя, как хищники, не допуская, что те просто проводят разумную переоценку рисков суверенного дефолта. Даже сейчас, в условиях затянувшегося уже на полтора года хаоса в еврозоне, лишь недавний скачок доходности по гособлигациям заставил Италию и Францию осознать, что им необходимо привести себя в форму.

"Первородным грехом" Европы в этом кризисе стало ее решение не допустить дефолта Греции, удержать ее в еврозоне и облегчить ее долговую нагрузку в обмен на экономические реформы. Пример Греции послужил бы полезным наглядным уроком дисциплины для региона. На тот момент самым большим страхом было опасение, что дефолт спровоцирует повсеместный рост доходности бондов - однако эти показатели все равно выросли, невзирая на оказание помощи Греции и Португалии.

Теперь политические выборы стали еще болезненнее. Одним из вариантов является допущение распада еврозоны - поэтапно, или сразу всем вместе - однако цена такого роспуска будет очень высока. В лучшем случае, это закончится глубокой рецессией, поскольку все долги и контракты будут пересчитаны заново в национальных валютах, а инвесторы массово ринутся в безопасные убежища. Подобный исход будут приветствовать разве что наиболее догматичные апологеты девальвации.

Вторым вариантом можно считать карт-бланш. ЕЦБ напечатает триллионы евро для скупки суверенного долга. Это может обвалить доходность по бондам, хотя бы на какое-то время, однако как только снизится доходность - вместе с ней тут же ослабнет и ощущение необходимости проведения экономических реформ.
Тем временем Центробанку придется, уступая политическому давлению, пожертвовать своей независимостью и уповать на то, что все эти триллионы не обусловят потом роста инфляции. Подобную альтернативу можно рассматривать как временно утоляющую боль полумеру, призванную помочь французам и американцам благополучно пережить ближайшие выборы.

И третий вариант, который представляется наиболее предпочтительным для Германии. Создание в еврозоне фискального союза с более строгими требованиями к уровню долга и дефицитов. В этом и заключается основная суть примерного франко-германского плана, утечка которого произошла в минувшие выходные. В обмен на эмиссию евробондов или, возможно, предоставление странам гарантий доступа к покупкам бондов Центробанком, Германия может потребовать от таких государств жить по одобренным ею фискальным правилам. Это поможет различать, кто соблюдает правила, а кто - нет, и соответственно использовать дифференцированный метод кнута и пряника, в зависимости от поведения конкретного государства.

Последний вариант является лучше двух предыдущих, но и он - не панацея. Германия не направит в Рим или Афины войска вермахта для насаждения новой фискальной политики. Ее реализация будет зависеть в первую очередь от политической воли самих стран. Кроме того, подобные правила в отношении уровней долга и дефицитов могут оказаться контрпродуктивными, если они будут вести к душащему экономический рост повышению налогов вместо сокращения расходов и реформ в сфере социальной политики.
Не случайно Ирландия, с ее 12,5%-ным корпоративным налогом, привлекающим иностранных инвесторов, выбирается из долговой ямы быстрее Португалии, Испании или Греции.

Трагедия еврозоны заключается в том, что ее участницы не смогли строго следовать изначальным правилам налогово-бюджетной политики, что и привело их к столь несчастливому финалу. Теперь же Брюссель и Вашингтон хотят нанести еще больший урон монетарной политике, напечатав кучи денег - а о последствиях побеспокоиться потом.
Выступая против подобного подхода, немцы, как гласит общественный приговор, пытаются повсеместно насадить свою прусскую мораль. Однако без реформ южная Европа ни за что не выйдет из штопора долговой спирали. Немцы, по-крайней мере, говорят правду.

Ссылка на источник  
Что будет, если Греция все же уйдет?

Все больше и больше аналитиков прогнозируют, что Греция покинет еврозону, поскольку лидеры ЕС требуют от страны все более строгой экономии, и антиевропейские настроения здесь усиливаются...

Как восстановить баланс между "севером" и "югом"?

Очагом европейского кризиса являются долговые проблемы южной периферии региона, где доходность по суверенным облигациям время от времени подскакивает к 6-7% (Италия и Испания). По причине того, что банки еврозоны являются держателями значительной доли активов проблемных стран, возникла угроза трансформации кризиса суверенного долга в банковский кризис...

Как восстановить баланс между "севером" и "югом"?

Очагом европейского кризиса являются долговые проблемы южной периферии региона, где доходность по суверенным облигациям время от времени подскакивает к 6-7% (Италия и Испания). По причине того, что банки еврозоны являются держателями значительной доли активов проблемных стран, возникла угроза трансформации кризиса суверенного долга в банковский кризис...


Z.com Trade рейтинг
FXInvesting рейтинг
LiteForex рейтинг
Гранд Капитал рейтинг
NordFX рейтинг
Fort Financial Services рейтинг

Olymp Trade рейтинг
NordFX рейтинг
IQ Option рейтинг
24option рейтинг
Empire Option рейтинг
TopOption рейтинг