Внимание! Содержащаяся на сайте информация может касаться финансовых услуг или финансовой деятельности форекс-дилеров, не имеющих лицензию ЦБ и членства в СРО, в соответствии с Федеральным законом от 13.03.2006 г. №38-ФЗ «О рекламе». Переходя на сайт, Вы подтверждаете, что не находитесь на территории Российской Федерации. Перейти на forex-ratings.ru

Падение конкурентоспособности американской экономики

15 октября, 2010

Исторической особенностью экономики США были весьма стабильные темпы роста, что было связано со стабильной нормой инвестирования. Если не считать резких колебаний в период "великой депрессии" и двух мировых войн, экономика США росла со скоростью около 3,5% в год на протяжении последних 150 лет. C точки зрения темпов роста ВВП, США были наиболее предсказуемым игроком на мировой экономической арене по той простой причине, что являлись наиболее могущественной страной.

Поэтому США могли, как правило, сохранять стабильность своей экономики, пусть даже и за счет перекладывания проблем на другие страны. На этом я остановлюсь подробнее позднее, анализируя ситуацию, связанную с Японией. Здесь лишь вкратце замечу следующее: экономическая политика и Никсона, и Рейгана, нанесла Японии очень серьезный ущерб. При Никсоне это было результатом повышения цен на нефть (1973 г.), которое США, в действительности, поддержали, и навязанного Японии повышения обменного курса иены в 1971. Рейган же заставил Японию резко снизить учетную ставку, чтобы помочь американской экономике после биржевого кризиса 1987 г., что привело в конце концов Японию к "экономике пузыря" и экономическому кризису 1990-х годов.

Итак, в прошлом, за исключением периода "великой депрессии", американская экономика в мирное время стабильно росла даже тогда, когда у других стран возникали проблемы. Но ныне США сильно отстали по уровню инвестирования от целого ряда стран, и конкурентоспособность экономики США снизилась – прямым следствием чего и стал финансовый кризис.

Откуда известно, что конкурентоспособность экономики США падает, и что происходит при этом в экономике? Ни опросы бизнесменов, утверждающих, что американская экономика – самая конкурентоспособная в мире, ни ссылки на тот факт, что в определенных высокотехнологичных отраслях промышленности или в военной сфере США держат мировое лидерство, не касаются существа вопроса и лишь отвлекают внимание от реального процесса упадка США по показателям экономической конкурентоспособности. Конкурентоспособность экономики и бизнеса определяется не по опросам и газетным статьям, и даже не по успехам отдельных отраслей промышленности. Соревнование происходит между конкурирующими участниками международных рынков, и победителя выявляет объем финансовых потоков, привлекаемых с этих рынков.

Чтобы установить, конкурентоспособна или нет американская экономика, надо изучить ее торговый баланс, состоянием которого определяется, в свою очередь, состояние платежного баланса США. Динамика торгового баланса США показана на рис. 32. Диаграмма фиксирует состояние торгового баланса США в процентах от ВВП США.

Из диаграммы видно, что американская экономика была сравнительно конкурентоспособна до середины 70-х годов ХХ века – ее торговый баланс положителен. Однако начиная с 80-х годов экономика США становится все менее конкурентоспособной – ее торговый баланс сводится со все более значительным дефицитом. Движение кривой вверх в конце диаграммы – следствие финансового кризиса и будет проанализировано позже.



Рис. 32. Экономика США неконкурентоспособна при существующем обменном курсе доллара

Приток финансовых средств в США

Каким образом финансировались дефициты торгового баланса США? Вопрос об этом финансировании, в свою очередь, прямо выводит нас на финансовый кризис и на рассмотренные выше проблемы, касающиеся Китая и США.

Чтобы установить связь между торговыми и финансовыми процессами, диаграмма на рис. 33 показывает долгосрочную динамику обменного курса доллара по отношению к иене и немецкой марке/евро.

Как видно из диаграммы на рис. 33, в эпоху после Второй мировой войны выделяются три периода в состоянии курса доллара.

Первый начался сразу после войны и продлился до начала 70-х годов ХХ века. Это период фиксированного курса доллара в рамках Бреттон-Вудского соглашения. В этот период обменный курс доллара, разумеется, стабилен.

Второй период – с начала 70-х годов до 1980 г. – характеризуется относительно быстрой девальвацией доллара.

На протяжении третьего периода – с 1980 г. до начала 2000-х годов – курс доллара снова стабилен. Этот период иногда называют "Бреттон-Вудс–2". От изначальной Бреттон-Вудской системы он отличается отсутствием какого-либо формального соглашения о фиксации обменных курсов. Тем не менее, на протяжении периода в целом – за исключением краткосрочных флуктуаций – курс доллара фактически менялся незначительно.

Рис. 33.По политическим соображениям в течение двадцати лет США не допускали девальвации доллара до экономически реалистичного уровня

Каким же образом курс доллара стабилизировался – несмотря на резкое ухудшение торгового баланса США, а также дефицит платежного баланса (рис. 32)? Если бы процесс определялся исключительно состоянием торговли, тогда вызванный дефицитом платежного баланса отток долларов повлек бы за собой падение обменного курса доллара. Чтобы поддержать его стабильность, приток финансов в страну должен был компенсировать утечку долларов из-за дефицита платежного баланса. Именно это, конечно, и происходило, что видно из диаграммы (рис. 34), где показан приток портфельных инвестиций в США.

Опасность, которую демонстрирует эта диаграмма, может быть охарактеризована как ситуация "наркомана на финансовой игле". Внешние финансы постоянно увеличивали свою долю в процентном отношении к ВВП США. В какой-то момент эта тенденция должна была "сломаться", что и произошло в русле финансового кризиса, как будет показано ниже.


Рис. 34. Приток финансов в США для поддержания курса доллара создал "долговой пузырь"

Почему доллар не был девальвирован?

Из приведенных выше данных ясно, какая взаимосвязь существовала между финансовыми потоками, с одной стороны, и падением конкурентоспособности и дефицитом платежного баланса, с другой. Но возникает вопрос. Почему начиная с 80-х годов ХХ века США отказались от политики девальвации доллара, к которой они прибегали в 70-х годах для поддержания равновесия в платежном балансе?

Хотя США из-за низкого уровня инвестирования постепенно теряли конкурентоспособность, теоретически говоря, они могли бы компенсировать неблагоприятные тенденции в платежном балансе путем девальвации доллара. Если США теряли ежегодно 1-2% конкурентоспособности из-за низкого уровня инвестирования, они могли бы девальвировать доллар ежегодно на 1-2% для поддержания платежного баланса в равновесном состоянии. Тогда не было бы нужды в притоке огромных финансовых средств из-за рубежа. Именно так США и действовали в 70-х годах ХХ века, и их платежный баланс оставался в уравновешенном состоянии, несмотря на уже начавшееся снижение конкурентоспособности их экономики.

Почему же США отказались от политики, которой они следовали в 1970-х годах? Почему, начиная с 1980-х годов и вплоть до начала XXI века, они перестали прибегать к девальвации своей валюты и стали поддерживать сравнительно стабильный обменный курс?

Ответ на этот вопрос надо искать в сфере политики. Легко предлагать девальвировать доллар, приводя теоретические аргументы. Но этот подход крайне непопулярен в США в политическом смысле. Чтобы убедиться в этом, заметьте, кто был президентом США, когда курс доллара падал? Сначала Никсон – которого с позором изгнали из Белого дома, а затем Картер, которого считали худшим и самым неэффективным президентом США после Второй мировой войны (возможно, впрочем, до Дж. Буша-младшего).

Может показаться, что непопулярность Никсона и Картера была вызвана посторонними, случайными факторами – "уотергейтским" скандалом у Никсона, иранским кризисом с заложниками у Картера и другими факторами. Но когда "случайности" происходят на одном и том же фоне, в них есть закономерность – кто-то сказал ведь, что "история – это естественный отбор случайностей". Экономическая основа непопулярности Никсона и Картера вполне ясна. Девальвация доллара – это повышение цен на импорт в США, рост инфляции, понижение уровня жизни населения. Конкурентоспособность США поддерживалась путем понижения обменного курса доллара при Никсоне и Картере, но следствием этой политики была крайняя непопулярность обоих президентов.

Рейган и Клинтон отказались от этой политики, стабилизировали доллар и оба были переизбраны на второй срок. При их президентстве конкурентоспособность США пошла под уклон, дефициты платежного баланса США достигли небывалых величин, но оба они были переизбраны. Оба пользовались популярностью, в сущности, потому, что щедро брали в долг за границей – ведь именно эти заимствования и позволили стабилизировать доллар, как это видно на рис. 34. Пока заемные средства текли в США, не падала и популярность.

По аналогии, это положение можно сравнить с международной кредитной картой, с которой производится крупномасштабное финансирование американского потребления. Если вам не приходят в голову мысли о погашении кредита, вам с этой кредитной картой славно живется, потому что вы тратите больше, чем заработали. Трудности настигают вас, когда (в худшем случае) вы поставлены перед необходимостью оплатить долг, или когда (менее серьезный, но все-таки неприятный случай) кредитная компания обрезает вам кредитную линию. В этом случае вам придется радикально сократить расходы. Это-то и произошло в ходе финансового кризиса.

Этот процесс отражен на диаграмме (рис. 35), где показаны цифры помесячных дефицитов торгового баланса США в долларовом выражении. Как видим, дефицит увеличивался по нарастающей до 2005 г., когда он достиг почти $70 миллиардов в месяц (эквивалент $800 миллиардов в годовом исчислении), потом чуть понизился, а затем, начиная с середины 2008 года, резко ужался до $30 миллиардов под воздействием международного финансового кризиса; с тех пор он снова слегка расширился.

Вспомним, что для предотвращения девальвации доллара (в условиях, когда доллары утекают из страны из-за дефицитов торгового и платежного балансов) в страну должен течь равноценный поток финансовых средств. Но это резкое сокращение дефицита торгового баланса США (который, в свою очередь, определяет платежный баланс США) означало, что приток финансовых средств для стабилизации доллара сократился на несколько сот миллиардов долларов в год. Иными словами, приток товаров и услуг, оплачивать которые приходилось исключительно за счет финансовых заимствований из-за рубежа, решительным образом усох. Заимствования с той самой "международной кредитной карты" резко сократились. В результате сократились и расходы в экономике США.


Рис. 35.Дефицит торгового баланса США



Сокращение расходов в США

Столкнувшись с ситуацией вынужденного сокращения расходов, экономика США могла отреагировать на ситуацию одним из двух способов – или сочетанием того и другого. Во-первых, страна могла бы сократить расходы на потребление. Это означало бы, что сокращению подвергнутся либо личное потребление, либо государственные расходы, включая военную компоненту, что с экономической точки зрения и есть государственное потребление. Альтернативный способ действий – резкое сокращение расходов на капиталовложения.

Мы уже рассмотрели картину того, что произошло в реальности, и в качестве напоминания я воспроизведу здесь рис. 9 как рис. 36. Сокращение расходов в США в огромной части было произведено за счет затрат на инвестиции. Показательно, что на рис. 36 положительный сдвиг по показателю чистого экспорта (т.е. сокращение торгового дефицита) почти точно совпадает по объему с величиной сокращения инвестиций в основной капитал. Это ясно указывает, как экономика США отреагировала на финансовый кризис. США перенаправили ресурсы из инвестиционного пула в пул чистого экспорта, сохранив уровень потребления почти без изменений. При этом личное потребление сократилось лишь ненамного, военные расходы (государственное потребление) фактически выросли, но инвестиции резко упали.


Рис. 36.Падение ВВП США вызвано исключительно сокращением инвестиций


Среднесрочные и долгосрочные последствия этих сдвигов в экономике США очевидны из всего вышесказанного. Как было показано, главной причиной падения конкурентоспособности США являются более низкие – по сравнению с конкурентами (прежде всего, Китаем) – темпы роста капиталовложений. В результате финансового кризиса инвестиционная активность в США упала еще более, и притом значительно, и это серьезно ухудшило структуру экономики США.

США в конкурентной борьбе: попытки замедлить рост экономики Китая

Так как инвестиционная активность в экономике США упала, эта страна оказывается не в состоянии ускорить свой экономический рост в конкурентном состязании с Китаем. Ясно, однако, что США не уступят без борьбы свое положение крупнейшей в мире экономической державы. Не попытаться ли удержать это положение путем замедления роста китайской экономики? Для реализации такой политики в настоящее время есть три основных и несколько вспомогательных возможностей.

Главные средства воздействия на Китай с целью замедлить его рост сводятся к следующим:

Попытаться вынудить Китай к слишком резкому и быстрому повышению курса юаня.

Попытаться заставить Китай сократить темпы роста капиталовложений.

Попытаться отговорить иностранных инвесторов от вложений в китайскую экономику.

Менее капитальные, но важные средства воздействия:

Ограничить доступ Китая к иностранным технологиям.

Препятствовать приобретению Китаем активов за границей.

Все названные инструменты воздействий в прошлом применялись США в конкурентной борьбе с другими странами, и мы рассмотрим каждое из них по очереди.

Азиатское измерение финансового кризиса

Анализировать средства конкурентной борьбы, применяемые США с целью замедлить рост китайской экономики, проще, если представлять, что у современного финансового кризиса есть специфическое азиатское измерение. На взгляд из Азии, нынешний кризис можно даже назвать "третьим великим азиатским финансовым кризисом". Первые два – это японский кризис после 1973 г. и долговой кризис в Юго-Восточной Азии 1997 г., который, конечно, в 1998 году докатился и до России (я был в Москве, когда девальвировали рубль, и живо это помню). Итак, от мировых измерений финансового кризиса мы обратимся теперь к его специфически азиатским аспектам.

Я схематично назвал эти три крупнейших азиатских экономических/финансовых кризиса следующим образом:

Первый азиатский финансовый кризис: Япония 1973 – 1990 гг.

Второй азиатский кризис: Юго-Восточная Азия в 1997 г.

Третий азиатский кризис – нынешний (международный, с 2008 г).

На рис. 37 суммированы данные за период, охватывающий последние сорок лет. Это – данные о кумулятивном воздействии трех азиатских финансовых кризисов на динамику темпов роста четырех крупнейших экономик Азии – Японии, Китая, Индии и Южной Кореи.

На диаграмме показаны не абсолютные темпы роста ВВП, но относительные сдвиги в темпах роста ВВП по странам – по отношению к показателям начала 70-х годов ХХ века. Нулевой показатель (0%) на этой диаграмме не означает нулевого роста в абсолютном выражении, а свидетельствует, что темпы роста в данном году равны темпам роста в начале 70-х годов ХХ века. Если кривая идет вверх – значит, произошло относительное ускорение экономики, если вниз – значит, имело место замедление экономического роста.

Как видим, главные проигравшие в процессах экономического развития и финансовых потрясений четырех последних десятилетий – это Южная Корея, темпы роста которой замедлились на 4-5% в год, но больше всего Япония, экономический рост которой упал на 8-9% в год. Выиграли в этих гонках с финансовыми препятствиями – Китай и Индия, экономический рост которых заметно ускорился.

Рассмотрим три азиатских финансовых кризиса в хронологическом порядке.

Рис. 37.Воздействие азиатских финансовых кризисов на экономический рост Китая, Индии, Японии и Южной Кореи



Японский экономический и финансовый кризис: 1973-1990

В период 1973-1990 гг. Япония накапливала предпосылки финансового кризиса, который оказался одним из самых опустошительных в современной экономической истории. Масштабы этого кризиса показаны на рис. 38. Из диаграммы видно, что экономический рост Японии, составлявший 8-9% в год в начале 70-х годов ХХ века, снижается до примерно 4% в 70-х и 80-х годах, а затем фактически до нулевых значений в последующие десятилетия. Годовой рост ВВП на диаграмме представлен в виде пятилетнего скользящего среднего (чтобы устранить влияние краткосрочных колебаний).
Рис. 38.Первый азиатский финансовый кризис: сокращение доли инвестиций в ВВП Японии в 1973-1990 гг.



Какие международные факторы вызвали это резкое замедление роста? И в какой степени каждый из них способствовал укреплению конкурентных позиций экономики США по сравнению с позициями Японии?

Первым из них стали скачкообразные повышения цен на нефть в 1973 и 1979 гг. (сразу заметим здесь, что сегодня тот же фактор не возымел бы такого же действия на сравнительные конкурентные позиции Японии и США). В то время подобные перемены усиливали конкурентные позиции американской экономики, поскольку ее зависимость от импорта нефти была тогда значительно ниже, чем у Японии, – или ниже, чем у самих США в настоящее время. Резкое повышение цены на нефть было на руку США в конкурентном соперничестве с Японией. Однако сегодня США гораздо сильнее зависимы от импорта нефти, и аналогичное повышение цен на нефть не принесло бы им таких же преимуществ в конкурентной борьбе.

Вторым фактором, нанесшим ущерб Японии, было изменение в соотношении курса японской иены и доллара, которое происходило после 1971 г., как показано на рис. 39.

На рис. 39, для сравнения с Китаем, горизонтальная ось отмеряет число месяцев, истекших с начального момента повышения курса иены. Как видим, с 1971 г. по настоящее время курс иены по отношению к доллару вырос на 300%.

Но если быть более точным в хронологии этих изменений, следует выделить два периода в этой истории. В рамках первого периода, с 1971 по 1985 гг., курс иены к доллару вырос примерно на 50% (относительно исходного уровня). С этим было сопряжено замедление темпов роста ВВП Японии с 8-9% годовых до 4% годовых (см. предыдущий рис. 38). После 1985 г. начинается период значительно более крутого подъема курса иены к доллару – до 300% по сравнению с исходным уровнем. С этим было сопряжено (как видно на рис. 38) замедление японской экономики до фактически нулевого уровня роста. Этот огромный курсовой сдвиг по отношению иены к доллару был очевидным и решающим фактором замедления роста экономики Японии.
Рис. 39.Колебания курса иены и юаня к доллару



Сравним японскую ситуацию с европейской. На рис. 40 сопоставляются за тот же период времени движения обменных курсов иены и немецкой марки/евро к доллару. Средняя кривая, возрастающая примерно на 150%, – это немецкая (затем европейская) валюта. Ревальвация немецкой валюты по отношению к доллару составила примерно половину величины ревальвации японской валюты. Соответственно, замедление экономического роста в Европе было не столь крутым, как в Японии.

В США прекрасно отдавали себе отчет в том, что ревальвация валюты – могущественное средство, с помощью которого можно укротить рост экономики. В 1961 г. США настояли на ревальвации немецкой валюты, положив тем самым конец стремительному росту экономики послевоенной Германии, известному как "немецкое экономическое чудо".

Резкое повышение курса иены после 1971 г. почти никак не сказалось на положительном сальдо торгового баланса страны – в процентах от ВВП Японии этот показатель почти такой же, что и четыре десятилетия назад. Но повышение курса иены переломило тенденцию быстрого роста японского экспорта, что сопровождалось, кстати, почти столь же быстрым ростом импорта и тем самым способствовало замедлению роста японской экономики в целом. Таким образом, навязанная Японии ревальвация ее валюты не вызвала сокращения положительного сальдо торгового баланса, но оказалась эффективным средством замедления роста ее экономики – так же, как навязанная Германии ревальвация марки в 1961 г.

Если обратиться к обсуждаемой проблеме, заметим: мы не знаем, действительно ли администрация США полагает, что повышение курса юаня к доллару может привести к сокращению положительного сальдо торгового баланса Китая. Но мы убеждены в том, что администрация США хорошо знает (по прежнему опыту отношений со своими конкурентами), что повышение курса юаня может эффективно способствовать замедлению экономического роста Китая. На этих вопросах мы остановимся подробнее чуть позже.
Рис. 40.Колебания курса иены, немецкой марки (евро) и юаня к доллару


Наконец, возвращаясь к первому азиатскому финансовому кризису, остановимся на внутреннем развитии экономики Японии после 1973 года.

Как указывалось выше, главным источником роста ВВП (после фактора разделения труда) являются инвестиции в основной капитал. На рис. 41 показана доля ВВП Японии, направляемая на инвестиции в основной капитал, Как видно из диаграммы, тенденция ясна и вполне согласуется с приведенными выше выводами эконометрических исследований относительно источников роста. Очень высокие темпы роста японской экономики, начиная с 50-х годов ХХ века до 1973 г., были сопряжены, как и следовало ожидать, с очень высокой, и вплоть до 1973 г. повышавшейся, долей ВВП страны, направляемой на капиталовложения. Максимальное значение, достигнутое Японией по этому показателю, – 35%. После 1973 г. этот показатель почти непрерывно снижается и составляет сегодня приблизительно 20%, причем в последнем квартале 2009 г. он опускался ниже 19%.

С учетом этого резкого сокращения доли накоплений и инвестиций в ВВП, японская экономика, конечно, не могла расти теми же темпами, что до 1973 г.

Ясно, что США добились тем самым конкурентного преимущества. Заставляя Японию повышать курс иены (при Никсоне – угрозами введения тарифов на японский экспорт, потом – другими средствами), Америка замедлила рост японской экономики. Сокращая темпы роста капиталовложений, Япония уже не могла наращивать свою экономику столь же стремительно, как раньше (что позволяло ей сокращать разрыв между величиной своего ВВП и величиной ВВП США). Навязав Японии повышение курса ее валюты и сокращение инвестиционной активности, США добились, тем самым, решающего конкурентного преимущества в состязании с ней.

Рис. 41.Первый азиатский финансовый кризис – Япония 1973-1990. Падение темпов роста экономики Японии



Долговой кризис 1997-го

Проанализировав, каким образом Япония потерпела поражение в конкурентной борьбе в 1973-1990 гг., рассмотрим теперь, как в 1997 г. разворачивался долговой кризис в экономике стран Юго-Восточной Азии.

На рис. 42 приведены данные о процентной доле ВВП, направляемой на инвестиции в Таиланде, – стране, положившей начало долговому кризису 1997 года в Юго-Восточной Азии. Диаграмма на рис. 43 показывает годовые темпы роста ВВП Таиланда (усредненные по пятилеткам в целях устранения эффекта краткосрочных колебаний). Обратите внимание на падение инвестиционных показателей после 1997 г., а также на замедление темпов экономического роста (рис. 43). Тенденции те же, что в Японии после 1973 г., но выраженные, конечно, в более "сжатом" временном интервале.

Рис. 42.Таиланд – инвестиции в основной капитал

Рис. 43.Таиланд – ВВП



На рис. 44 и 45 приведены аналогичные данные по Южной Корее. Отметьте и здесь падение инвестиционных параметров ВВП после 1997-го, а также замедление темпов роста. Тенденции те же, что в Японии после 1973-го.

Рис. 44.Второй азиатский финансовый кризис – Юго-Восточная Азия 1997

Рис. 45.Второй азиатский финансовый кризис – Юго-Восточная Азия 1997


На рис. 46 и 47 приводятся соответствующие данные по Сингапуру. Снова отметьте и сокращение доли инвестиций в ВВП после 1997 года, и замедление темпов роста экономики: те же тенденции, что в Японии после 1973-го. Аналогичные диаграммы могут быть представлены и по многим другим странам Юго-Восточной Азии.

Таким образом, эффект долгового кризиса 1997-го, "второго финансового кризиса в Азии", был аналогичен последствиям первого, "японского". Уровень инвестиций в странах Юго-Восточной Азии вынужденно сократился, как это случилось в Японии после 1973 года, а темпы экономического роста замедлились. Это способствовало укреплению конкурентных позиций США относительно экономик в странах Юго-Восточной Азии.
Рис. 46.Сингапур – валовые инвестиции в основной капитал

Рис. 47.Сингапур – Темпы роста



Третий финансовый кризис в Азии


Анализ двух первых азиатских финансовых кризисов ясно свидетельствует о тактике США в ходе нынешнего, "третьего финансового кризиса в Азии". США должны попытаться заставить Китай повысить обменный курс юаня до такого уровня, который подорвал бы конкурентные позиции китайской экономики и тем самым вынудить Китай понизить уровень инвестиционной активности. Действуя так, США взяли верх над Японией, и поэтому хотят использовать тот же метод в состязании с Китаем.

Однако для Китая последствия замедления экономического роста были бы куда более серьезны, чем для Японии. Япония была и остается развитой страной. Хотя она и растеряла прежний экономический динамизм, уровень жизни населения Японии остается одним из самых высоких в мире. Китай же – все еще развивающаяся страна. Он только-только вытащил 620 миллионов людей из абсолютной нищеты. Его показатель ВВП на душу населения, пусть даже реалистично подсчитанный по паритету покупательной способности юаня, составляет одну восьмую американского, а если считать по официальному обменному курсу, то лишь одну двенадцатую. Заставить Китай существенно замедлить темпы экономического роста – значит лишить более миллиарда людей перспективы достичь приличного уровня жизни.

В этом, конечно, состоит неизбежная логика, сопровождающая любые попытки США не позволить Китаю превратиться в крупнейшую экономику мира. Позже с этим столкнется и Индия. Население Китая превышает население США в четыре раза. Для решения задачи не отдать Китаю, а сохранить за собой место мирового экономического лидера, США просто не должны позволить, чтобы показатели доли ВВП на душу населения и уровня жизни китайца когда-либо приблизились к четверти от соответствующих американских значений. Та же арифметика будет применяться в будущем и к Индии.

США – третья в мире страна по населению, чуть более 300 миллионов жителей. Уже в силу этого США всегда будет принадлежать одно из важнейших мест в мире. Если бы в мире действовала "экономическая демократия", т.е. существовало равенство между странами по ВВП на душу населения, то США были бы третьей по величине экономикой (Британия – 22-ой). Если исходить из этого, к концу XXI века крупнейшей экономикой мира была бы Индия – потому что Индия обгонит Китай по количеству населения до 2030 года. На самом деле, если бы не раздел Индии, произведенный Британией, Индия уже сейчас была бы самой населенной страной в мире, так как в странах этого субконтинента живет уже больше людей, чем в Китае.

Стремление США сохранить за собой место крупнейшей экономики мира сводится просто к требованию, чтобы житель Индии или житель Китая никогда не имел бы и четверти тех благ, что имеет житель США. Поскольку такой подход не только несправедлив и аморален, но и не имеет практических шансов на успех в XXI веке, США придется распрощаться с положением крупнейшей экономики мира.

 

Ссылка на источник  

Global FX рейтинг
ТурбоФорекс рейтинг
Фибо Групп рейтинг
NPBFX рейтинг
Z.com Trade рейтинг
Альфа-Форекс рейтинг

Anyoption рейтинг
Binary Brokerz рейтинг
IQ Option рейтинг
OptionRally рейтинг
OptionFair рейтинг
Porter Finance рейтинг